Кирилл Иванов: На дорожном рынке кризис неплатежей

Кирилл Иванов: На дорожном рынке кризис неплатежей
Изображение: Никита Крючков

В преддверии Дня дорожника Кирилл Иванов, директор НП «Объединение «ДОРМОСТ», рассказал о ситуации, которая сложилась на рынке дорожного строительства в Петербурге.

– В каком состоянии сегодня находится рынок дорожного подряда в Петер­бурге?

– На рынке наблюдается кризис неплатежей. Работы выполнены, но за них никто не платит: проблемы с платежами наблюдаются даже у федеральных заказчиков – Минобороны, Росатома и т. д. Это и есть колоссальная проблема, с которой сегодня все столкнулись. Начинают банк­ротиться даже гиганты рынка – например, вспомним игрока федерального масштаба – компанию «Трансстрой», у которой оборот составлял 150 млрд рублей. И ничто ее не спасло.

– Как рынок будет выходить из этого состояния?

– Пока основная проблема в том, что рынок дорожного подряда сегодня деградирует: денег нет, компании не развиваются, а значит, приходят в упадок. Уходят квалифицированные специалисты, для которых нет работы, или, если она есть, то не соответствует их уровню опыта и знаний.
Мы наблюдаем трансформацию рынка, которая заключается не столько в том, что какие-то компании гибнут, а в том, что приходят новые. Яркий пример – недавний выход на наш рынок компании «А-проект». Бывший банкир пришел в дорожный бизнес, вложил деньги, как-то развивается. Другое дело, ему нужно пройти путь, который компания «Дорожник-92» прошла еще 10 лет назад. Нужно освоиться с технологиями, поставщиками, зарекомендовать себя перед администрацией, сформировать свою профессиональную команду – все это требует времени.

– В условиях сокращения бюджета всех уровней что может стать источником инвестиций для развития дорожной инфраструктуры?

– В ситуации дефицита бюджета должен быть какой-то управленческий маневр. Например, в 1990-х годах денег в городе на новое строительство дорог вообще не было. Но власти основное внимание уделили существующей дорожной сети, то есть направили средства на текущий ремонт, поэтому те предприятия, которые на тот момент скупили технику для дорожного текущего ремонта, начали активно развиваться. Например, компания «Лендорстрой-2» «выстрелила» на этой волне: они вовремя уловили конъюнктуру, закупили технику. Позже компания ушла в капитальное строительство – сегодня они уже не занимаются текущим ремонтом. Но тогда текущий ремонт явился для них стартом, который позволил создать базу для дальнейшего развития.

Сегодня проблема в том, что у города нет внятной политики по поводу того, что будет делаться. Если город будет заниматься только текущим ремонтом дорог, то мы понимаем, что рынок дорожного подряда будет ограничен 5 млрд рублей, которые смогут освоить 3-5, может быть, 8 компаний – смотря как распределятся деньги. Если к этим средствам город будет готов добавить еще 10-15 млрд рублей на реконструкцию и капитальный ремонт дорог, соответственно, работу получат еще 5-8 организаций. Исходя из планов города компании будут строить свою работу: маневрировать персоналом, техникой, другими своими ресурсами.

Если же город вначале планирует, что какой-то объект будет строиться, проводит конкурс, какая-то компания его вы­игрывает, выходит на объект, а ей власти говорят: «Нет, мы передумали и строить этот объект не будем!», а у компании оборудование куплено на миллиард рублей в лизинг или в кредит – это один из примеров ситуации, которая участника рынка приведет к банкротству.

– Как вы относитесь к намерению Минтранса РФ взимать плату с большегрузов свыше 12 тонн? Действительно ли собранные средства улучшат состояние дорог?

– Транспортная составляющая в стройке – это около 25%. И сегодня мы уже наблюдаем, что грузовики с асфальтом возят полупустые, для того чтобы не оплачивать данный «налог». А ведь чтобы загрузить асфальтоукладчик, нужна не одна машина, а две-три. Вот вам первый вывод: подорожает сама доставка материала, да и по времени эта операция станет дольше; стало быть, и стройка будет идти медленнее. Да и трафик увеличится: вместо одной машины поедут три.

Ведь не зря же подрядчики стали использовать большие тонеры, способные перевозить в два раза больше. Та же компания «Лендорстрой-2» одна из первых приобрела их, очень быстро окупив вложенные средства, потому что это было эффективно. После ввода обязательной платы такой груз будет затратным.
Сейчас разыгрались конкурсы на строи­тельство продолжения набережной Макарова, и кто знает, может быть, подрядчики поднимут вопрос о расторжении конкурсов, потому что им придется нести слишком большие издержки по доставке стройматериалов. Это опять грозит серьезными последствиями для рынка.

Недавно я встречался с представителями омбудсмена по предпринимательству. Они высказали точку зрения, что это шаг РЖД, чтобы увеличить свои перевозки. Росавтодор недавно разослал пресс-релиз, оправдывающий введение платы. В нем говорится, что 27% грузовиков идут с перегрузом, что одна такая машина оказывает такой же эффект на дорогу, как 50 легковых автомобилей, и т. д. Но никто не считал, чем это обернется в результате. Можно вспомнить, как стоимость топлива влияет на увеличение стоимости товара и инфляцию. Эффект будет тот же самый – подорожает не только стройка. Это просто наиболее яркий пример. Продовольствие тоже подорожает. В любом случае эта мера требует либо доработки, либо переосмысления, либо пересмотра расценок на строи­тельство.

– Власти Ленобласти начинают отрабатывать схему, согласно которой строители федеральных объектов должны восстановить часть регио­нальной дорожной сети (например, «Магистраль северной столицы» заплатит за дороги, страдающие при возведении М-11). Ваше мнение на этот счет.

– Эту меру я считаю вполне логичной – компания использует инфраструктуру для возведения своего капиталоемкого объекта, а значит, должна ее восстанавливать. Понятно, что это повышает стоимость объекта в целом, но учитывая, что потом этот федеральный объект содержится на налоги, это правильное решение.

– Смольный недоволен качеством проводимых дорожно-ремонтных работ на городских объектах, и для этого до конца года будет создана независимая система контроля качества используемых в отрасли дорожного строительства материалов и качества самих работ. По-вашему, это будет способствовать увеличению качества работ на петербургских дорогах?

– Если это будет чисто инструментальный контроль, то это будет способствовать качеству. Если будет связано с человеческим фактором, то это будет коррупционно емкий момент. Мы имеем то качество, за которое платим: качество можно требовать только тогда, когда ты заплатил за товар 100%; тогда можно и гарантию просить.

А у нас расценки устанавливает государство. Если город считает, что тонна качественного асфальта стоит 3 тыс. рублей и ни рубля сверху, соответственно, ему рынок и продает качественный асфальт за эти деньги. А вот, например, ЗАО «ВАД» в городе не работает, потому что считает, что хороший асфальт стоит 5,5 тыс. рублей за тонну. Этот подрядчик работает на федеральных стройках, где федеральный заказчик платит 5,5 тыс. рублей за 1 тонну асфальта. Поэтому ЗАО «ВАД» делает высококачественные автомобильные дороги, к которым нет претензий, и т. д.
Но на фоне деградации квалифицированных заказчиков, на фоне того, что городу не хватает денег, говорить о качестве и требованиях к подрядчику наивно.

Хочу поздравить всех участников дорожного рынка Петербурга с наступаю­щим Днем дорожника! Подрядчикам желаю добросовестных заказчиков, которые способны расплатиться с компаниями за честно выполненную работу. А всем нам – удачи, энергии и новых идей!

автор: Лидия Горборукова
источник: Строительный Еженедельник №673

Рюрд Гитема: У Голландии и Петербурга общее ДНК

Рюрд Гитема: У Голландии и Петербурга общее ДНК
Изображение: НИКИТА КРЮЧКОВ

Известный голландский архитектор-урбанист Рюрд Гитема считает, что Петербург – не должен быть только городом-музеем. По его мнению, он должен развиваться, за счет увеличения количества новых современных объектов комфортабельных для жизни и роста общественных пространств.

Партнер архитектурного бюро KCAP, известный эксперт-урбанист Рюрд Гитема, в рамках форума PROESTATE ,выступил с лекцией перед своими петербургскими коллегами. Специалист рассказал о том как сейчас растут города Голландии, своем опыте работы в России, своем видении градостроительного будущего у Петербурга.

Голландский опыт

Несколько десятилетий назад Голландия в урбанистики не блистала. Не задавала какой-то определенный тренд, так как была в значительной степени аграрной страной. За последние годы ситуация значительно переменилась. Благодаря новой архитектурной культуре Голландия стала совсем другой. Мы уже не боимся возводить что-то новое и нетипичное. При этом продолжаем хранить и наши основные традиции. Вода – стала еще большим нашим союзником. Стихию мы направили на работу в пользу себя.

Отмечу, что Амстердам начал строиться на болотистой почве, после возведения плотины на реке Амстель. Если бы не это сооружение, суперсовременное для своего века не появилось, возможно, не было бы столица государства. Это все к тому, что необходимо быть смелее в своих начинаниях.

Это исторический опыт укрощение стихии. Однако есть примеры и более свежие. Наше архитектурное бюро с конца 90-х годов занимается развитием района HafenCity в Гамбурге. Бывшая портовая и промышленная площадка 2 млн кв. м теперь превращается в новее урбанистическое пространство, которое пригодно как для проживания, так и для работы и отдыха. За счет данного проекта историческая часть города увеличилась на 40%. Где была необходимость воссоздать исторические объекты, мы это сделали. Также начали возводить и новые. В частности, начали строить филармонию, которая, на мой взгляд, будет одним из самых интересных современных зданий - объектов культуры в Европе. Так как территория достаточно низкая – мы ее увеличили вверх на 3,5 метра. Теперь наводнения району нестрашны, в любой сезон можно сесть на лавочку и смотреть на побережье.

Консерватизм по-русски

Россия достаточно консервативная страна. В большинстве городов, кроме Петербурга и Москвы, практически нет архитектурных традиций. Многие жилые здания, особенно советской эпохи, похожи друг на друга. Кроме того, в угоду экономии провисает качество многих новых домов. Иногда клиент хочет делать качественную постройку, но ограничен своими возможностями. Важно разработать качественную систему менеджмента, которая сейчас также хромает. Каких-то людей слишком много на объекте, а каких-то напротив нет

Если говорить непосредственно о градостроительстве, то в России имеет смысл использовать принцип «лего», когда из простых базовых элементов городской среды можно создать максимальное количество вариантов дальнейшего будущего.Что-то похожее мы попытались сделать в Перми, когда в 2009 году начали работать над разработкой генплана города. Нас пригласили в проект, в котором решалась судьба дальнейшая судьба крупного «миллионника». Мы подготовили объемный документ на 800 страниц.

Примечательно, что Пермь похожа на Люксембург. Город расположен на таких же холмах имеет похожий выход к реке. Основные тезисы нашего генплана – расширение внутреннего пространства города, в том числе за счет вынесения промышленных предприятий из центральных районов, а также изменение транспортных узлов для снижения количества пробок. Сделали мы и более привлекательным общественный транспорт. В частности, в трамвае внедрили Wi-Fi.

К сожалению, в 2012 году нас несколько отстранили от проекта. Официально считается, по требованию ФСБ, в которой пришли к выводу, что градостроительство – внутренняя тайна страны. Однако возможно ситуация с нами изменилась из-за прихода новых людей в руководство региона, перемены политического курса. Тем не менее, мы активно продолжаем работать в России. И видим здесь много наших партнеров.

Родственный Петербург

У Голландии и Петербурга общее ДНК. Ваш город формировался и продолжает формироваться по тем же принципам, что и Амстердам. И у вас и у нас много воды, с которой нужно работать. И у вас и у нас есть серый пояс. Однако сейчас он в Амстердаме активно трансформируется в общественные пространства, новые жилые площадки. Это должно происходить и в Петербурге. Резерв у вас есть. Петербург – не должен быть только городом-музеем. Он должен развиваться, за счет увеличения количества новых современных объектов комфортабельных для жизни и роста общественных пространств.

Принципиально важно, чтобы было единое понимание, как необходимо развиваться городу у властей, бизнеса, архитектурного сообщества. Для этого нужен хороший Генплан. Он доложен быть достаточно гибким, но с прописанными основными тезисами,в которых должны учитываться и социальные и адаптивные элементы.

Конечно же, город должен расширяться и по внешнему периметру. В первую очерендь за счет развития малоэтажного жилья. Наше архитектурное бюро в Петербурге работало над проектом ЖК «Янила Кантри». Мы создали максимально интересную инфраструктуру данного комплекса, комфортабельного проживания и отдыха. По сути, данный комплекс ничем не отличается от европейских кварталов. За счет таких проектов и должен разрастаться Петербург.

СПРАВКА

KCAP Architects&Planners - международное бюро, занимающееся архитектурным проектированием и городским планированием. Компанией разработаны и реализованы масштабные проекты в крупнейших городах мира: Амстердам, Гамбург, Цюрих, Лондон, Пекин. Начиная с 2008 года, КСАР ведет проектирование в России. Был разработан стратегический генплан Перми, проект трансформации бывших промышленных территорий в Москве и в Красноярске и т.д.

автор: Максим Еланский

Виктор Попов: Территория Торфяного требует развития

Виктор Попов: Территория Торфяного требует развития

Заместитель главы администрации Выборгского района Виктор Попов рассказал о наращивании темпов жилищного строительства в районе, перспективах редевелопмента, а также о графике ввода «проблемных» объектов.

– Крупнейшим инвестпроектом на территории района традиционно считается «Северная долина» от «Главстрой-СПб». Появятся ли у мегаквартала конкуренты в ближайшем будущем?

– Конкуренцию «Северной долине» могут составить еще несколько проектов жилищного строительства, которые реализуются также на севере района. Так, уже начато комплексное освоение территории в 148 га в поселке Парголово, Пригородный. Сейчас у этой площадки три собственника. На данный момент на этой территории уже возведено 12 жилых домов общей площадью более 80 тыс. кв. м, в них проживает более 2,8 тыс. человек. А согласно проекту планировки, подготовленному «Дальпитерстроем», в квартале планируется построить 51 дом на чуть более 1 млн кв. м жилья. После завершения строительства сюда переедет еще 30 тыс. человек.

Отмечу, что микрорайон будет полностью обеспечен социальной инфраструктурой – планируется создание девяти детсадов и четырех школ, а также объектов здравоохранения. Что касается улично-дорожной сети, то в ближайшее время планируется корректировка Михайловской дороги и строительство Проектируемой ул. № 2 от разворотного кольца до Дороги на Каменку. Эти мероприятия обеспечат микрорайон дополнительными въездами. Почти миллион квадратных метров жилья будет построен на территории, ограниченной Ольгинской дорогой, ул. Михаила Дудина и продолжением ул. Жени Егоровой. На данный момент Госстройнадзором выданы разрешения на строительство по 9 из 11 сформированных земельных участков.

– Какой объем жилья планируете ввести по итогам 2015 года?

– Если взять статистику по выданным разрешениям на строительство, то до конца года в районе будет введено в эксплуатацию 17 жилых домов на 350 тыс. кв. м жилья. А до 2019 года в районе будет введено более 1,7 млн кв. м жилья.

– Какие перспективы освоения территорий поселка Торфяной?

– В настоящее время мы ведем непростую объемную работу по включению данной территории в Адресную программу «Развитие застроенных территорий в Санкт-Петербурге». От имени администрации района мы подавали заявку на изменение территориальной зоны с 2ЖД на 3ЖД, то есть на повышение предельной высотности застройки для этой локации. Но, к сожалению, отражения в новом Генплане наша заявка не нашла. Это, на наш взгляд, абсолютно не мешает развитию территории. Мы уже подготовили пакет предложений по развитию площадки и отправили их в отраслевые комитеты. Надеемся, что в ближайшее время мы попадем в этот перечень, поскольку мы убеждены, что это весьма привлекательная территория с точки зрения инвестиций, и она требует скорейшего развития.

На территории расположены 45 жилых домов, 33 из них признаны аварийными и подлежащими сносу. Планируется, что вся территория будет выдвигаться единым пакетом для предоставления одному инвестору. По какой схеме, ГЧП или инвестпроект, будет ясно позднее.

– А что с проектом компании «Мега­пром» в Левашово?

– Сейчас, насколько я знаю, компания все еще владеет участком площадью порядка 50 га. В рамках корректировки Генплана в прошлом году они подавали заявку на повышение высотности, и ее отклонили. У них было получено заключение от КГА на разработку Проекта планировки территории. Впрочем, никаких предпроектных проработок нам не предоставляли.

– Каковы планы по редевелопменту промышленных территорий в районе? К переезду уже долгое время готовится концерн «Алмаз-Антей».

– Действительно, в связи с перебазированием предприятия руководство «Алмаз-Антея» приняло решение о разработке проекта планировки территории. Впрочем, конкретики пока нет: предпроектных проработок или какой-то концепции развития площадки руководство предприятия нам не предоставляло. А если говорить в общем по району, то, действительно, у нас есть целый ряд площадок, где возможен редевелопмент и развитие бывших промышленных площадок. Но дело в том, что 2014-2015 годы были переломным моментом для градостроительной политики города. Во-первых, мы корректировали Генплан, в ближайшее время будут внесены изменения в Правила землепользования и застройки. В прошлом году мы получили новый Земельный кодекс, также внесший определенные коррективы. И бизнес с замиранием сердца ждал итогов этих законодательных новелл. Мы рассчитываем, что сейчас процесс редевелопмента пойдет активнее.

– В прошлую встречу представители администрации района говорили, что на месте завода «Климов» будет построен спорткомплекс за счет бюджета города. Но сейчас завод готовит площадки на Кантемировской улице к торгам…

– У «Климова» на территории нашего района две площадки. Одна большая, производственные мощности с этой площадки они перебазировали в Приморский район. По нашей информации этот участок действительно готовится к редевелопменту. Кроме того, есть небольшой участок прямо напротив администрации: он предназначен под объект спорта, и мы действительно прорабатывали с руководством завода вопрос о строительстве здесь за счет средств третьей стороны многофункционального спорткомплекса. К сожалению, экономическая ситуация внесла свои коррективы, и инвестор решил пока не запускать проект.

– Получается, что на углу Канте­мировской улицы и Сампсониевского проспекта в пятилетней перспективе может появиться целый деловой квартал, да еще и с жильем. Не возникнет ли тут эффекта «бутылочного горлышка»? Ведь площадь – это пересечение сразу нескольких крупных транспортных артерий.

– На мой взгляд, транспортная нагрузка при работающем промпредприятии вполне идентична трафику около стандартного бизнес-центра. Оба объекта являются точкой притяжения в утренние часы, а разъезжаются все вечером. Никакой дополнительной нагрузки мы не ожидаем. Если будет построено жилье, то, возможно, поменяется тайминг этого трафика: утром квартал будет выезжать, вечером – собираться.

– И еще о транспорте. Какие объекты в районе есть в планах КРТИ?

– Согласно АИП, КРТИ ведет работу по проекту продолжения Суздальского проспекта на участке от Выборгского шоссе до Дороги на Каменку, а также по строительству путепровода в створе Поклонногорской ул. К сожалению, «Мостоотряд-19» находится на стадии банкротства, идут судебные процедуры. Но в рамках последнего объезда района вице-губернатор Игорь Албин дал четкие и жесткие поручения в адрес профильных комитетов по плану достройки объекта. Я надеюсь, что уже в 2016 году будет разыгран конкурс, и новый сильный подрядчик завершит строительство объекта. В принципе, предыдущий график при интенсивном темпе нагнать возможно.

автор: Михаил Немировский