Издания

Официальная публикация

Максим Жабин: «Все говорят о проектном финансировании, но никто – об ипотечном «пузыре»

Проектное финансирование – вполне рабочий инструмент, и при правильном использовании банковского продукта можно достичь ставки 5-6% на период строительства, считает заместитель генерального директора строительной корпорации «ЛенРусСтрой» Максим Жабин. О перспективах отмены долевого строительства он рассказал в интервью «Строительному Еженедельнику».

Максим Жабин Максим Жабин
Изображение: Никита Крючков

– Максим Владимирович, пока все только «предвкушают» проектное финансирование, «ЛенРусСтрой» уже активно работает в этом направлении. Расскажите о своем опыте оформления проектных денег.

– Проектное финансирование не является новостью для рынка. Еще в 2000-е ряд строительных компаний работали в этом направлении. Например, одной из первых была компания «ТЕМП», которая активно привлекала в строительство банковские средства. Не перестали работать с банками застройщики и сегодня.

Что касается перспектив отмены долевого строительства, то, на мой взгляд, для строительных компаний это в целом ничего не изменит – они строили и будут строить, несмотря на все перипетии законодательства. Гораздо важнее, что в новых условиях будут делать банки, ведь именно они создают модель взаимоотношений. Основываясь на опыте «ЛенРусСтрой», могу сказать, что оформление проектного финансирования у нас заняло полтора года. Из них примерно год ушел на то, чтобы доказать банку, что наши схемы взаимоотношений с подрядчиками легитимны и прозрачны. В этом не менее 50% успеха.

Другие 50% успеха – понятная финансовая модель, по которой работает застройщик. Нужно быть полностью прозрачными и четко представлять себестоимость строительства, а также цену продажи квартир на перспективу хотя бы на один-два года вперед. Это весьма непросто, потому что рынок очень подвижен – и покупатели часто поддаются паническим настроениям.

«Вишенка» на этом торте – кредитный комитет, пройти который – отдельная сложная задача.

Резюмируя, могу сказать, что проектное финансирование – вполне рабочий инструмент. И при правильном использовании банковского продукта можно достичь ставки 5-6% на период строительства.

 – Схема будет жизнеспособной, когда работа с банками станет обязательным условием для компаний?

– В том виде, в котором проектное финансирование существует сейчас, через три года оно существовать не сможет. Сегодня банк финансирует максимум 60% строительства, а откуда должен застройщик привлечь остальные средства? Учитывая, что застройщик должен иметь определенный размер уставного капитала и при этом отчислять взносы в различные фонды, собственные средства в таком случае будет подтвердить затруднительно. Я думаю, что новая схема также будет предусматривать привлечение средств дольщиков.

Даже если нафантазировать, что банк будет готов кредитовать стройку в стопроцентном объеме, я с трудом представляю, как будут созданы и как будут работать огромные структуры по контролю качества строительства и правильности расходования средств в самих банках. Генеральный директор строительной корпорации «ЛенРусСтрой» Леонид Яковлевич Кваснюк – руководитель с огромным опытом, работавший в сфере строительства еще в советское время, – отмечает, что в СССР стройка велась только через банк. В те времена было централизованное государственное управление, и единственным заказчиком было государство, которое устанавливало единые правила. В системе сегодняшних рыночных отношений такие схемы не работают. Если государство на законодательном уровне утвердит проектное финансирование, тем самым оно будет вмешиваться в свободные рыночные отношения. К сожалению, ничего хорошего для рынка это обычно не сулит.

Рынку нужны понятные правила и сроки. Даже если новая схема будет предполагать использование средств дольщиков и эскроу-счетов, все равно решение о выделении этих средств остается за банками.

– Государство получит мощный рычаг управления и контроля, но хватит ли средств на все российские стройки?

– Потребуются триллионы рублей. Я предполагаю, что работать с проектным финансированием смогут не более 5 крупнейших российских банков, то есть системообразующие банки с государственным капиталом. Скорее всего, государство будет их субсидировать, чтобы проектное финансирование смогло развиваться в достаточном объеме.

– Как Вы считаете – может быть, стоило пойти по пути дальнейшего совершенствования 214-ФЗ, а не рубить с плеча отменой «долевки»?

– На мой взгляд, сфера жилищного строительства избыточно зарегулирована. Создается впечатление, что 99% строительных компаний заведомо являются мошенниками и приходят на рынок только для того, чтобы похитить деньги дольщиков. Видимо, по этому лекалу и создаются все законодательные барьеры в последние годы. А ведь 90% всех строительных компаний – вполне приличные и вынуждены вечно подстраиваться под новые и новые требования.

По-моему, нас всех должны волновать более серьезные вещи – то, что доходы населения падают, что закредитованность населения перед банками растет. Ставка в 6% по ипотеке – это прекрасно, но за счет каких средств эта семья будет жить? Почему никто не думает о растущем ипотечном «пузыре»? Мне кажется, что законодатели сосредоточили свою интеллектуальную мощь совсем не на тех проблемах.

– От вопросов о «судьбах мира» давайте перейдем к конкретным проектам. Ваша компания реализует проект комплексного освоения территории ЖК «Новое Горелово» в поселке Новогорелово Ломоносовского района. Срок сдачи – 2025 год. Весьма далекий горизонт планирования в наше неспокойное время…

– В 2016 году мы завершили строительство жилого микрорайона на 400 тыс. кв. м в Горелово. Жилой комплекс полностью построен и заселен, насыщен объектами социальной инфраструктуры: детские сады и пункт врачей общей практики. Кроме того, городу уже переданы земельные участки под строительство школы и детского сада. В Новом Горелово будет построено еще порядка 400 тыс. кв. м. В марте текущего года мы сдадим первую очередь.

Для проектов комплексного освоения территорий особенно важен вопрос выполнения взаимных обязательств. Свои обязательства мы выполняем. Нам важно, чтобы город или область поспевали за нами в части возведения инфраструктуры. Здесь мы зачастую являемся заложниками определенной рассинхронизации, несовпадения масштабов. Государство мыслит проектами на десятилетия вперед, на тысячи гектаров. Наш горизонт планирования, как Вы сказали, несколько скромнее – 5-10 лет, до 50-100 га. Это разные денежные формации, разные программы развития, разная скорость принятия решений. Государство, в отличие от бизнеса, структура негибкая. Но во всем этом есть одно «но». Если развиваются строительство, логистика и инфраструктура – значит, город живет, в противном случае все стагнирует.

– Ваш проект в Новом Горелово – участник знаменитой областной программы «Соцобъекты в обмен на налоги»?

– Нет, мы не являемся пока участниками этой программы. Это решение было продиктовано различными причинами. Вместе с тем, мы понимаем, что без соцобъектов реализация комплексных проектов невозможна, и мы рассматриваем возможность участия в программах возведения соцобъектов, в том числе и федеральных. Учитывая то обстоятельство, что градостроительные нормативы меняются с завидной регулярностью, мы всегда закладываем в проекте определенный бюджет для решения дополнительных вопросов. Но при этом, как и многие застройщики сегодня, мы работаем на пределе своей маржинальности.

– Рынок нестабилен, требования покупателей изменчивы, у Вас стройка на десятилетие вперед. Вы готовы менять свой продукт, подстраиваясь под обстоятельства?

– Как бы ни менялись внешние обстоятельства, для строителя всегда должен быть важен клиент. Сегодня рынок высококонкурентен, перед покупателем – огромный выбор предложений. Поэтому именно на этом участке идет настоящая война, а не в сфере законодательных изменений и банковского финансирования. Конечно, с течением времени проекты меняются. И наш проект в поселке Новогорелово по своему функционалу и наполнению значительно отличается от прошлых. Мы переходим на новый качественный и количественный уровень. Краеугольным камнем всех комплексных проектов стало создание комфортной среды. Мы не делаем ничего сверхъестественного – увеличиваем вариативность планировок, создаем закрытые дворы, паркинги, проводим благоустройство, контролируем поток арендаторов на первых этажах. Эти вопросы решают все застройщики, но каждый по-своему, по мере своих текущих задач и возможностей.

автор: Дарья Литвинова

Денис Шабуров: «Капремонтом должны заниматься компании, настроенные на длительное пребывание на рынке»

В 2017 году впервые в программу капремонта многоквартирных домов Петербурга попали объекты культурного наследия. Об этих и других особенностях проведения ремонтных работ в прошлом году и планах на текущий «Строительному Еженедельнику» рассказал генеральный директор некоммерческой организации «Фонд - региональный оператор капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах» Денис Шабуров.

Денис Шабуров Денис Шабуров
Изображение: Никита Крючков

- Денис Евгеньевич, расскажите об итогах капитального ремонта зданий в 2017 году? Сколько объектов отремонтировано, на какую сумму?

- В прошлом году мы провели капитальный ремонт общего имущества в многоквартирных домах по 2500 видам работ на сумму 9,738 млрд. рублей. Экономия, которую мы получили в результате приемки работ и проведения конкурсных процедур, позволила направить средства на увеличение количества отремонтированных домов. Например, изначально по краткосрочному плану была предусмотрена замена всего 600 лифтов, а по итогам года их стало уже порядка 1,5 тысяч.

- Были ли какие-то особенности при выполнении работ по капремонту в 2017 году?

- В 2017 мы начали применять ветровлагозащитную мембрану при ремонте кровель. Впервые ее опробовали в 2016 году на объектах Красносельского района, и она очень хорошо себя зарекомендовала. При относительно низкой себестоимости мембрана защищает от протечек.  Ранее мы использовали укрывочные материалы, но их требовалась слишком много. Для ремонта фасадов, в первую очередь плиточных,  мы разработали проекты повторного применения, которые уже прошли госэкспертизу.  Это дома серии типовых массовых застроек (серии 602-606 лг  606 -2 лг и 600.11, 524 серия). Все помнят нашумевшую историю, когда плиточный фасад упал на молодую маму… Восстановить плитку на этих домах при производстве работ вне заводских условий невозможно. Поэтому мы пересмотрели технологию производства работ: фасад был плиточным, а стал простым штукатурным. На практике это выглядит так: слабо держащуюся плитку сбивают, а на ее место наносят штукатурный слой. В 2016 году мы обновили фасады на 40 таких домах, в 2017 году –   более чем в 50.

- Что еще изменилось в организации работ капитального ремонта?

- Подрядных организаций, привлеченных к капремонту, стало больше – в этом году отобрано 206 компаний, реально работает более 100 подрядчиков. Мы стараемся с каждым годом работать лучше, ремонтировать большее количество объектов. В 2016 году было отремонтировано 120 фасадов, в 2017 году – 266. В предыдущем году мы не делали ремонт на объектах культурного наследия, а в этом взяли более 60 таких адресов. В 2018 году их будет 240.

В целом, специфика проведения капитального ремонта значительно отличается от стройки. Ведь мы работаем на объектах, которые не расселяются и если, допустим, меняем инженерные сети в доме, то надо попасть в квартиру в удобное людям время. Нельзя проводить работу в выходные и праздники. Кроме того, заранее оценить сложность работ во время капремонта непросто.

- Как вы выбираете подрядчиков?

- Жилищный комитет проводит предварительный отбор. И с некоторыми подрядчиками Фонд не заключает контракты как раз по причине того, что договор с ними когда-то был расторгнут.  Помните период, когда в основу работ закладывали ущербный экономический принцип «рынок все зарегулирует»?! Но такого не будет, так как экономические интересы у всех разные.  Сейчас парадигма меняется в сторону того, что работы должны выполнять компании, настроенные на длительное пребывание на рынке. Я с этим абсолютно согласен. Безусловно, Жилищный комитет Петербурга по итогам торгов выбирает и новые компании, но непременно с должным опытом работ.

-  По каким видам работ чаще всего возникают нарекания?

- Если анализировать жалобы жителей, то чаще всего это работы по кровлям, при которых иногда возникают протечки. Но мы работаем в этом направлении. Неудобства также возникают при ремонте инженерных сетей, особенно ХВС, ГВС и системы водоотведения. Что касается приемки работ – замечания возникают практически всегда, тут вопрос в основном стоит в оперативности их устранения.

 - В каком районе Петербурга было проведено больше всего работ?

 - По объему финансовых вложений лидируют Центральный, Адмиралтейский, Василеостровский и Петроградский районы.

- Какая сумма взносов граждан на капремонт поступила фонд, начиная с 2014 года? И сколько взносов собрано в 2017 году?

- Более 10,6 млрд. рублей, за 2017 год – 4,2 млрд рублей. Процент собираемости взносов за годы реализации программы капремонта изменился. Сначала он составлял не более 80%, сейчас уже 93%.

- В 2017 году Фонд планировал провести работы в домах, являющихся объектами культурного наследия. Чем принципиально отличаются ремонтные работы от реставрационных?

- Расценками, сроками производства, технологией. Когда ведется капремонт, мы стараемся старое заменить на новое, а в реставрации такой подход неуместен. Удлиняют сроки не только работы, но и согласования. Как минимум в 1,5 раза. 

- Какие из объектов культурного наследия были наиболее сложными?

- Я могу выделить три объекта, все они расположены в центре города. Дом на Невском проспекте, 6, 1885 года постройки. Здесь мы выполняли капитальный ремонт крыши и фасадов.  Из-за расположения дома на транспортной магистрали с большим трафиком, его фасад оказался покрыт огромным слоем сажи и копоти. При расчистке фасада до первоначального состояния обнаружилось 5-6 лакокрасочных слоев. То есть при предыдущих ремонтах фасад не расчищали, проводился только ремонт цементосодержащими составами и окраска. Весь дворовой фасад был зашпатлеван так, что это привело к нарушению паропроницаемости штукатурного слоя и его разрушению.  От «цементного футляра» фасад очищали электроинструментом с абразивными насадками.

Особенно сложными считаются фасады, отнесенные КГИОП к III и IV категории сложности.  В нашем списке есть два таких многоквартирных дома. Кирочная, 30, литера А – IV категория сложности лицевых фасадов. Там имеются скульптурные композиции, колоннады, портики, эркеры, аттики, лепной декор, линейные архитектурные элементы, балконы с металлическим декором и т.п. При этом общая площадь фасада – 6,8 тыс. кв.м. И дом на 2-й Советской, 27/2, литера А – III категория сложности лицевых фасадов: колоннады, портики, эркеры, аттики, лепной декор. Кроме того, сам МКД включает в себя сразу два объекта культурного наследия.

Был интересный пример и в Петроградском районе. После расчистки фасада специалисты обнаружили кирпичную кладку. В ХХ веке ее оштукатурили цементо-известковым раствором. Специалист КГИОП сказал ее оставить. Таким образом получилось, что двор выполнен в неорусском стиле, а фасад – готическом.

- Расскажите о ключевых цифрах программы на 2018 год? Сколько объектов будет отремонтировано и на какую сумму? Какие виды работ включены в план?

- В 2018 году предусмотрены работы в 1786 многоквартирных домах (2500 видов работ) на общую сумму 8,8 млрд. рублей, в том числе ремонт фасадов, кровель, фундаментов, лифтов, внутридомовых инженерных систем. В прошлом году мы тоже начинали с 8 млрд, но после четырех корректировок сумма увеличилась до 11 млрд. рублей

В начале года мы исходим из тех средств, которые выделяет бюджет и средств, внесенных собственниками. Также в 2018 году запланирован капитальный ремонт по 240 видам работ (включающим в себя: фасады, крыши, подвальные помещения, фундаменты) на домах, являющихся объектами культурного наследия на общую сумму 2,4 млрд рублей.

автор: Анастасия Лаптенок, Ольга Кантемирова
источник: Строительный Еженедельник. Ленинградская область №88