Издания

Официальная публикация

№1 (932 )
21 февраля 2022

Challenge для мегаполиса

Петербург и Ленобласть обсуждают концепцию совместного градостроительного развития. Завершить работу над ней планируется в начале 2017 года.

Challenge для мегаполиса Challenge для мегаполиса
Challenge для мегаполиса
Источник: Никита Крючков

На заседании круглого стола, организованном изданием «Эксперт Северо-Запад», главные архитекторы двух субъектов рассказали, чего они ждут от концепции и какие вопросы с ее помощью надеются урегулировать.

В Петербурге недавно приняты новые Правила землепользования и застройки, в Ленобласти – программа «Светофор», ограничивающая строительство на части прилегающих к мегаполису территорий. Время установки новых правил, направленных на повышение комфортности жилой застройки, – удобный период, чтобы договориться о принятии единых принципов градостроительства для двух субъектов, оказывающих взаимное влияние на развитие сопредельных территорий. 

Позицию областного правительства по данному вопросу озвучил председатель Комитета архитектуры и градостроительства Ленобласти Евгений Домрачев: «Петербург, естественно, оказывает влияние на сопредельные территории. Сейчас у нас готовится совместный документ подготовки концепции градостроительного развития территории двух субъектов. В техническом задании определены границы активного влияния, ориентировочно они проходит вдоль «бетонки» – трассы А-120. Несмотря на то что они прописаны достаточно подробно, в ходе подготовки концепции границы могут уточняться. Мы планируем завершить работу над концепцией в начале 2017 года и в первой половине года представить ее уже как совместный документ.

Такие вещи, как ППТ, на мой взгляд, не подлежат согласованию с соседним субъектом. А вот схемы территориального планирования, если есть влияние на соседний субъект (в первую очередь с точки зрения негативного воздействия), – вполне. 

В Генплане 1981-1983 года район от Мурино до Бугров позиционировался как продолжение развития территории Петербурга. Но изменилась страна, законодательство, и в 90-е годы жителей д. Кудрово расселили. Но расселение и освобождение территории было выполнено не до конца. Так что то, что мы имеем сейчас, – это логичное продолжение поступательного развития Ленинграда и Петербурга.

На мой взгляд, потенциал развития – это юг: Гатчинский, Ломоносовский, частично, может быть, Кировский район. Задел для этого есть – есть Генплан,

сейчас поступают предложения по разработке проекта планировки и проектов межевания.

В основу всего ложится экономика и транспортный скелет. Когда будут вкладываться средства в транспортную инфраструктуру, то она будет постепенно обрастать «мясом» – жилыми домами. 

После передачи полномочий по всей градостроительной документации на уровень субъекта в 2015 году мы ужесточили контроль над плотностью и строительством социальных объектов. В этом году наши полномочия еще более усилены – мы взяли на свой уровень принятие решений по подготовке проектов межевания, ППТ и ПЗЗ. Опыт показал, что в большинстве муниципальных образований власть шла на поводу у застройщиков, целью было максимальное извлечение прибыли.

Сейчас у нас готовятся поправки в региональные нормативы, новое типовое соглашение с застройщиками по программе «Соцобъекты в обмен на налоги». До конца июля новые нормативы будут утверждены правительством Ленобласти. В них детализируется доля участия застройщиков в строительстве социальных объектов на той или иной территории». 

В свою очередь, Владимир Григорьев, председатель Комитета градостроительства и архитектуры Петербурга, основные принципы создания концепции охарактеризовал так: «Мы не применяем термин «Петербургская агломерация». Мы говорим просто «агломерация», и в нее входит только небольшая часть Ленобласти. Все наши перспективы связаны не с ростом территории, а с развитием города в административных границах.

Что мы видим в концепции совместного градостроительного развития? Во-первых, мы рады, что наконец-то произнесли это вслух. Для меня разделение на два субъекта – вещь странная и болезненная. Граница между городом и областью не является естественном рубежом, она больше умозрительная.

Безусловно, у нас есть взаимные интересы, взаимное влияние, поэтому даже просто заявить, что мы хотим осмыслить проблему совместного градостроительного развития, – уже большой шаг вперед. По сути, мы возвращаемся к понятиям Генплана 1986 года – совместного для города и области. 

Во-вторых, мы хотели бы сохранить понятие зеленого пояса, решить вопрос о пограничной зоне. Если мы договоримся, что будем развивать ее по сходным принципам – этажности, плотности и т. д., – ситуация будет намного комфортнее.

В-третьих, Петербургу надо размещать часть объектов в Ленобласти, и в основном это неприятные для нее объекты, например полигоны для хранения ТБО. Кроме того, скоро у нас будет дефицит территорий для развития объектов медицины, и мы вынуждены будем договариваться с областью о размещении на ее территории инфраструктурных объектов: стадионов, «эрмитажей» и т. п.

Может быть, не надо согласовывать с областью ППТ, но необходимо согласовывать дорожные коридоры. Есть несколько точек, где у нас идет нестыковка: из города дорога выходит в одном месте, а в область приходит на 50 м левее.

Мне бы хотелось подумать над моделью совместной жизни города и области. Зачем мы ездим в Ленобласть, зачем область ездит к нам? Некоторые вещи сначала кажутся очевидными, но когда начинаешь их обсуждать, возникают интересные моменты.

Нам нужно приспособить новый порядок принятия градостроительных решений к условиям рынка, чтобы не задушить бизнес, но чтобы и город мог видеть перспективы своего градостроительного развития. 

Принятие нами новых ПЗЗ не окажет никакого влияния на объемы жилищного строительства по сравнению с тем снижением объемов, которое происходило и происходит при старых правилах». 

автор: Анастасия Лаптенок
источник: АСН-инфо

Тяга к знаниям

Тяга к знаниям Тяга к знаниям
Тяга к знаниям

Виктор Адамов, бывший гендиректор «Петровича», а ныне независимый член совета директоров «Корпорации «КРЕПС», решил уйти из бизнеса ради учебы в США.


В кризис многие топ-менеджеры концентрируются на повышении квалификации. Но не все уехавшие учиться за границу возвращаются обратно.

Об изменении состава совета директоров «Корпорации «КРЕПС» сообщила ее пресс-служба. «Виктор Адамов вышел из совета, независимым членом которого был с июля 2015 года. Решение принято в связи с отъездом бизнесмена в США на обучение в Marshall School of Business», – говорится в сообщении компании.

Виктор Адамов пояснил, что уезжает учиться бизнесу в США на год. «А дальше – жизнь покажет», – заявил он. Бизнесмен за­явил, что получил в «КРЕПС» ценный опыт стратегической работы, который расширил его кругозор (до назначения в совет директоров «КРЕПС» Виктор Адамов с 1999 по 2015 год работал в ТД «Петрович», где занимал должности исполнительного, а затем генерального директора – прим. ред.). «Виктор Адамов внес большой вклад в развитие компании. Мы благодарим его за это и желаем успехов в карьере», – заявил генеральный директор ООО «Корпорация «КРЕПС» Тимофей Горбун. При этом он подчеркнул, что корпорация ищет человека, который заменит Виктора Адамова в совете директоров. Но пока место вакантно.

«Корпорация «КРЕПС» работает на рынке с 1998 года. Бизнес контролирует его основатель Евгений Поппер. Ее доля на рынке сухих строительных смесей Петербурга оценивается в 25%, а в России компания входит в десятку крупнейших производителей. Товарная линейка «КРЕПС» включает 70 наименований, в том числе клеи, штукатурки, шпаклевки, ровнители, системы утепления фасадов и др. Продукция продается через 60 дилеров в 32 города России, а также в Казахстан и Беларусь. В компании сообщили, что два месяца назад «КРЕПС» запустила новый завод стоимостью 450 млн рублей в городе Арамиль Свердловской области. «По мощности он будет сопоставим с производством в Петербурге, которое способно делать 200 тыс. тонн сухих строи­тельных смесей в год (реально за 2015 год предприятие в Петербурге произвело 185 тыс. тонн продукции). Но пока на заводе в Арамиле запущена только одна из двух производственных линий», – сообщили в пресс-службе «КРЕПС».

Эксперты отмечают, что многие молодые руководители используют время кризиса для образования и повышения квалификации, в том числе за границей. По данным Suprejob, за последние полгода обучение в разном виде прошли 24% руководителей российского бизнеса. «Причем учатся руководители больше, чем их подчиненные: в течение последнего года обучение прошли 53% управленцев, хотя число прошедших учебу по рынку труда в целом – 45%», – уточняют эксперты Suprejob. Молодые начальники учатся интенсивнее своих более зрелых коллег: в течение последнего года, по данным Suprejob, обучение прошли 56% управленцев моложе 44 лет и 47% управленцев старше них.

«Для чего они это делают? Чтобы еще выше подняться по карьерной лестнице, получать большую зарплату. Многим учеба дает новые связи и идеи для нового бизнеса или расширения прежнего, что в кризис особенно актуально», – поясняют эксперты Suprejob. «Многие молодые и активные люди используют учебу за границей как повод эмигрировать. Учитывая нынешнюю нестабильность в России, таких людей немало. Но многие из них, уехав, на родину больше не вернутся», – заключил один из экспертов рекрутингового рынка.

автор: Михаил Светлов